О пиратствующем населении и институциональных новшествах

Добрый день, друзья. С вами pomidoroff, представивший некоторые рассуждения о пиратстве в сети.

18 мая 2014 года, двигаясь из Калужской области в Москву, около 11-30 дня я напал на интересную передачу, которая, впрочем, оставила очень плохое впечатление.

На радио "Сити FM" обсуждалась тема цифрового пиратства. Имён ведущих я не знаю, имён звонивших в эфир не запомнил, да это и не важно. Важно, что дискуссия была поставлена исключительно непрофессионально и это привело в конечном итоге к опошлению и примитивизации темы в целом. А тема очень важная. Речь идёт, фактически, о крупных институциональных изменениях в области распространения оцифрованных культурных артефактов: кино, записей музыки, книг и т.д. Было два ведущих - девушка и парень, и вот этот парень страстно клеймил торренто-пользователей ворами интеллектуальной собственности, мешая в кучу всё: правовые аспекты, технологии, мораль и всё сопуствующее. Тогда как звонившие в эфир были более адекватны и задавали правильные вопросы, которые в изначально заданную конструкцию "дискуссии" просто не помещались. А ведущий (в отличие от ведущей) просто не мог эти вопросы понять и осмыслить и всё сводил к простой идее: украсть (сиречь скачать ворованный контент из Интернета) кино, книжку или музыкальную запись - это то же самое, что украсть кусок мяса на рынке. Впрочем, можно предположить, что был и соответствующий заказ. Простыми как шпала словами ведущий должен был донести до слушателей мысль вендоров о том, что "кража" музыкальной записи это то же самое, что кража сосиски в магазине.

Хочу сразу успокоить нравственно озабоченных людей, волей-неволей скачивающих всякое и пользующихся торрентами для разных целей. Это не одно и то же. Фактически, в данном выступлении я займусь апологетикой этих так называемых "воров и цифровых пиратов" и объяснением многочисленных различий между кражей сосиски в супермаркете и скачиванием пиратского фильма.

Вступление.

Для того, чтобы поставить дискуссию правильно, ведущий должен был ознакомиться с темой, вникнуть в терминологию специалистов, занимающихся данной проблемой и прочитать пару-тройку книг, чего желаю и всем читателям. Это книги: "Институциональная экономика для чайников" Александра Аузана и труды Александра Долгина "Экономика символического обмена" и "Вторая невидимая рука".

Итак, приступим к анализу различий. Для этого разделим проблему на различные аспекты.

Общепознавательный аспект.

Разберем различия отличающихся друг от друга благ. Для проведения такого различения институциональная экономика разработала специальную классификацию и терминологию. Приведу обширную цитату из лекций Аузана, из которой много должно стать понятно: "Однако от нашего осознанного выбора зависит очень многое. Ведь уровень издержек может определять, какой тип трансакций мы используем и какие институты вводим в нашей повседневной жизни. Приведу пример: все производимые блага можно условно разделить по уровню трансакционных издержек на три класса — исследуемые, опытные и доверительные. Когда вы приходите на рынок за яблоками или огурцами, вы имеете дело с исследуемыми благами, качество которых легко проверить. Вы пробуете один огурец и решаете, покупать четыре килограмма или нет, — вам не нужно пробовать все четыре килограмма. В этой ситуации лучше всего работают институты, связанные с горизонтальными трансакциями — сделками.
Все становится немного сложнее, если вы имеете дело с опытными благами, качество которых становится очевидно лишь по прошествии определенного времени. Например, покупая подержанный автомобиль, вы не знаете точно, сколько он протянет. Таких опытных благ, про которые вы понимаете, работают они или нет, только попользовавшись ими, когда уже след простыл от продавца, очень много. Здесь уже нужно вводить какие-то дополнительные институты — вам понадобится посредник, эксперт, какие-то сертификаты или и вовсе страховщик. Это по-прежнему может быть вполне рыночная схема, но она будет сложнее, чем в первом случае, потому что в ней появятся элементы саморегулирования отрасли или законодательство о страховании.
Самая головокружительная ситуация возникает, когда вы сталкиваетесь с доверительными благами, качество которых, строго говоря, вообще нельзя проверить. Самые яркие примеры — лечение и образование. Конечно, иногда вы можете постфактум выяснить, что лечиться надо было по-другому. [...] То есть в некоторых случаях можно понять, где искать истинное качество. Но иногда это невозможно, как в случае с образованием."

Понимаете, к чему я веду? Фильмы, музыка, книги - это всё относится к доверительному благу. Если я потратил два часа своей жизни на фильм, который меня расстроил, вызвал в организме психосоматические изменения или вовсе подтолкнул к мысли о преждевременном уходе из жизни, что тогда? Производитель как минимум должен мне скомпенсировать моральный вред. Тут, правда, возникают институциональные проблемы "безбилетника" и "потребительского экстремизма", но мы их оставим пока в стороне.
Вот ведь какая штука: приходит девушка в клинику пластической хирургии и просит сделать ей третий номер. Выписывают из клиники - оказалось, сделали пятый. Что произошло?

а) клиент получил не то, что просил;
б) то, что получил клиент, вызывает многочисленные проблемы;
в) от этого нельзя избавиться путём возврата товара и получения денег назад, по крайней мере нельзя избавиться простым путём.

Что же пытаются сделать люди, скачивающие, например, пиратскую книгу? Они пытаются перевести благо из доверительного в познаваемое, уменьшив трансакционные издержки ("безбилетников" не рассматриваем). Если книга понравится, купит потом бумажную в библиотеку. Это правовой беспредел? Отнюдь нет. По двум причинам: во-первых, вскоре появятся новые институты распределения и обмена, которые постепенно будут решать эти проблемы, во-вторых, именно пираты вызывают появление этих новых институтов, когда индустрия не может бороться с ними прежними методами, в-третьих, законы будут изменены и то, что недалекий ведущий "Сити FM" сегодня называет безнравственным и противоправным, завтра будет не только обыденным, но и морально нейтральным.
Вы мне не верите? Пример: в 1985 году за фарцовку (спекуляцию) синими американскими штанами можно было получить четыре года тюрьмы. В 1995 году, те, кто смог продать много синих американских штанов, стали героями капиталистического труда. Лично я считаю, что в 1985 году они вели себя морально нейтрально и старались решить действительно стоящую перед населением проблему дефицита. Они получали сверхдоход? Первопроходцы всегда получают такой доход. Они неприемлемое превращают в стандарт, за это потребитель готов им платить.

Производственный аспект.

Почему сосиска и трек в Интернете - это разное? Каждая сосиска имеет свою себестоимость. В нее включены как трансформационные издержки, так и трансакционные. То есть производителю нужно было не только наладить технологию воспроизводства сосисек, но и преодолеть многочисленные преграды в виде доступа к ритейлу, обставления своего производства санитарными, пожарными, торговыми, брендовыми и другими разрешениями лицензиями, правами и прочим.
Копирование трека не имеет себестоимости и не стоит ничего. Тут сразу возникают возражения: производство фильма стоит много денег. На это мы ответим решительным... э... нет, это из другой книги. На это мы ответим: человек, посмотревший пиратский фильм в Интернете, не является представителем целевой группы любителей кино, на которую расчитывает производитель фильма. Он НИКОГДА не пойдет в кинотеатр, не купит билет и не станет покупать DVD-диск. В чем пафос правообладателя в борьбе с таким пиратом? "В таком случае пусть он НИКОГДА не увидит наш фильм!" и более ничего. Этот человек не является причиной недополученного дохода производителя. Он никогда не заплатит. Он ведёт себя безнравственно? На мой вкус нет. Он ещё вобавок и снисходит до голливудской жвачки, художественные качества которой правообладателя не особо интересуют. В правообладателе в основном говорит бухгалтер, и только.
Есть альтернативы, помимо доверительного блага, которое мне пытаются навязать? Есть, конечно. Посмотрите на краудфандинговых сайтах, в каком производственном процессе создатели компьютерных игр разрабатывают игры, опираясь на мнение своих будущих потребителей. И как потребители сами создают бюджеты еще не имеющих места быть продуктов.
Господа журналисты! Скоро всё изменится! Следите внимательно за жизнью и не пытайтесь создать себе репутации аракчеевых на пустом месте.

Правовой аспект.

Как уже отмечалось, сегодня сажают, завтра выпускают. Поскольку правила меняются по три раза на день, нельзя дать однозначную нравственную и правовую оценку так называемому "пиратству". А в некоторых странах политические партии пиратов считают, что именно они ведут себя нравственно, пытаясь как раз изменить законы.
Другое замечание. На вопрос слушателя о том, как он может отличить пиратский фильм от непиратского, ведущий предложил ему анализировать дизайн сайтов. Если на сайте есть, например, реклама средств для увеличения половых органов, то это, очевидно, пиратский сайт и контент на нём пиратский. Оставим соображения о натянутости такого рецепта. Главный вопрос в том, должен ли потребитель с точки зрения правоведа обладать такой экспертизой?

Социальный аспект.

Есть проблема, которая мало касается индустрии кино и очень сильно касается производства музыкальных записей. Это проблема отделенности творца от финансового результата. Это индустрия продюсеров. Как вы думаете, если на рынке имеется монополия продюсеров, они институционально будут её защищать, или помогут её развалить? Естественно, они будут всячески повышать трение для исполнителей. Так, чтобы по-прежнему для музыканта "чёс по концертам" был наиболее доходной статьёй.
Я хочу платить. Но я хочу платить исполнителю, творцу, а не Sony BMG. Как это сделать просто и прозрачно? Пока ответа нет, но он обязательно будет.

Заключение.

Обсуждая этот пучок тем с производителем софта Антоном Гриевым ( http://lanwell.ru ) мы пришли к пониманию того, что производители софта однозначно на стороне ведущего описанной радиопередачи. Я не склонен считать, что софт и музыкальная запись - одно и то же по своей природе. В частности, производитель может предусмотреть использование софта "на пробу" (триальные версии), а это уже делает программный продукт опытным благом, а не доверительным. Но это, видимо, предмет будущих дискуссий.




Comments

"Мировой опыт борьбы с

"Мировой опыт борьбы с нарушениями интеллектуальных прав в интернете показывает, что проблема пиратства требует системного и комплексного решения. В последнее время власти многих стран всё чаще признают необходимость борьбы с пиратством не посредством принуждения к отказу от использования нелегального контента, а путем внедрения новых бизнес-моделей."

http://news.rambler.ru/28203562/

Ещё один пример

Очевидно.

Ещё один пример

К вышесказанному. Почему Тойота может отозвать 12 тыс. автомобилей из-за багов в системе электропитания, а Голливуд никогда не отзывает фильмы из проката?
Тут есть какое-то фундаментальное различие.